«Бэнг Бэнг Клаб»

«„Бэнг Бэнг Клаб“ — это всё ерунда. В действительности была только компания товарищей, разделявших общую точку зрения на фотографию и снимавших честно. До этого момента  ничто в моей жизни не подготовило меня к такой жестокости. И было еще чувство вины от того, что ты становишься свидетелем происходящего. Кадр убийства человека. Я просто фотографировал происходящее и был слишком напуган, чтобы сказать что-то или попытаться остановить резню. Эти воспоминания действительно мучили меня. Мысль о том, кем же я был в тот самый момент, когда молча спускал затвор», — в этих словах Грега Мариновича заключена основная этическая проблема, которую приходится решать военным фотожурналистам. Вопрос, на который каждый из них отвечает для себя сам.

Фото Грега Мариновича

Очевидно, что сейчас Грег решил использовать свою камеру в борьбе за социальную справедливость, о чем говорят публикации в его блоге. В начале же 1990-х четверо молодых белых фотографов в ЮАР только начинали использовать информационную силу фотографии для противостояния режиму апартхейда, политике раздельного проживания населения страны по расовому признаку. Грег Маринович, Кевин Картер, Кен Остербрук и Жоао Сильва – те самые люди, благодаря которым мир увидел настоящее лицо политики апартхейда, поставившей страну на грань гражданской войны.

Кевин Картер, Грег Маринович, Кен Остербрук и Жоао Сильва

Существование так называемого «Клуба безбашенных» (закрепившийся в русскоязычной среде перевод The Bang Bang Club) пришлось на период с 1990 по 1994 год. Название родилось в одной из статей южноафриканских СМИ, где группа фотографов была названа «Бэнг Бэнг Папарацци». Однако сами фотографы были оскорблены подобной оценкой их работы, и уже в следующем номере фигурировал «Бэнг Бэнг Клаб». По различным свидетельствам в названии обыгрывается и звук выстрелов, которые были частью привычного рабочего окружения фотографов, и аббревиатура, схожая с Би-би-си.

Сожжение человека. Фото Грега Мариновича, 1991 г.

Два члена клуба стали обладателями Пулитцеровской премии. Грег Маринович получил премию в 1991 году за снимок, запечатлевший сожжение человека, а Кевин Картер – в 1994 году за фотографию, где в кадре стервятник преследует истощенную обессиленную девочку в Судане.

Двоих фотографов уже давно нет в живых. Кен Остербрук погиб от «дружественного» огня союзных миротворческих сил 18 апреля 1994 года, буквально за несколько дней до демократического избрания президентом страны Нельсона Манделы. Факты из жизни Кена, считавшегося лучшим фотографом четверки, собраны в книге Майка Никола «Невидимая линия: жизнь и фотография Кена Остербрука», выпущенной в 1998 году. Кевин Картер покончил с собой буквально через два месяца после триумфа в Нью-Йорке. «Меня все поздравляют. Не могу дождаться встречи и показать вам свой трофей. Это самое высшее признание моей работы, о котором я не смел и мечтать», — писал он родителям о Пулитцеровской премии. Через два месяца 27 июля Кевина нашли мертвым в салоне автомобиля, где он задохнулся от выхлопных газов. Самоубийство в тридцать три года.

Голод в Судане. Фото Кевина Картера, 1993 г.

В предсмертной записке Кевин Картер писал: «Я устал… у меня нет телефона… нет денег на аренду жилья… на детей… на долги… деньги!!! Меня преследуют воспоминания об убийствах и трупах, злости и боли… о голодных или раненых детях. Мне очень, очень жаль, но боль от моего существования перекрывает радость от него». Его собственная внебрачная дочь в документальном фильме «Смерть Кевина Картера» скажет, что, возможно ее отец умер в «правильный момент», когда он был на пике славы и достиг в жизни всего, чего только мог.

В 2000 году Грег Маринович и Жоао Сильва написали автобиографическую книгу «Бэнг Бэнг Клаб: кадры незримой войны», которая стала собранием снимков с подробным описанием истории создания каждого из них. «Незримая война» в заглавие книги – отсылка к кровопролитной вражде между двумя этническими группами зулу и коса, эскалация которого была выгодна правительству, поддерживающему политику апартхейда и стремившегося во всеобщем хаосе удержать власть в стране. Поскольку взгляды руководства «Инкаты», основу которого составляли зулу, были сравнительно близки политике правительства, это была единственная организация, которую оно признавало в качестве выразителя мнений черного большинства. Все прочие, включая Африканский национальный конгресс (АНК), лидером которого с 1991 года являлся Нельсон Мандела, были запрещены. В последние годы апартхейда в своей поддержке «Инкаты» правительство доходило даже до спонсирования партии деньгами и бойцами, обученными тактике партизанской войны, что и отражено в книге. Столкновения между сторонниками АНК и «Инкаты» продолжались все 1980-е годы и стали еще более жестокими в 1990-е, в ходе кампании перед выборами 1994 года. И с одной, и с другой стороны совершались многочисленные преступления, при этом действия органов государственной безопасности — «третьей силы» — только усугубляли конфликт. Темы психологического самочувствия и вины, ответственности белого фотографа за участие или неучастие в политике и судьбе собственной родины и нации – лейтмотив книги.

«Хорошие кадры. Трагедия и жестокость определенно дают сильные фотографии. Это то, за что нам платят. Но вместе с тем, есть и цена, которую мы выплачиваем за каждый такой кадр: часть нашей души, чувствительность, сострадание, которое делает нас людьми – уходят с очередным щелчком затвора», — Грег Маринович.

Фото Жоао Сильвы

Материалы этой истории легли в основу одноименного фильма, вышедшего у нас в прокат под названием «Клуб безбашенных» в 2010 году. По словам Грега и Жоао, принимавшим участие в съемках в качестве экспертов, им было тяжело заново вспоминать все события и переживать смерть своих друзей. Несколько романтизированная идея о работе военного фотожурналиста, представленная в фильме, тем не менее, не в состоянии скрыть жесткую правду о нравственных, внутренних мучениях героев. «Каждый день ты работаешь в районах, где царит шокирующая жестокость, и затем возвращаешься в центр, где тебе подают круассаны на завтрак. В этом есть что-то ненормальное», — говорит в документальном фильме «Смерть Кевина Картера» Пауль Веласко, работавший в одно время с фотографами из «Клуба безбашенных».

Смерть Кена Остербрука. Фото Жоао Сильвы

После завершения кровавого периода становления новой ЮАР и первых демократических выборов в 1994 году, Грег Маринович продолжил работать военным фотожурналистом в горячих точках планеты середины 1990-х: Анголе, Боснии, Чечне, Индии, Мозамбике, Руанде, Заире (ныне ДР Конго) и других. Был ранен четыре раза. Его фотографии появлялись в ведущих международных изданиях, среди которых Time, Newsweek, The New York Times, Washington Post, Wall Street Journal, The Guardian. Один из его  последних репортажей – громкое дело о расстреле полицейскими рабочих платиновых шахт в местечке Марикане, городке Северо-западной провинции ЮАР в августе нынешнего года. Здесь Грег Маринович выражает четкую субъективную точку зрения — роскошь, которую не каждый профессиональный фотограф может себе позволить. Осуждая правительство за чересчур жесткие меры — убийство тридцати четырех шахтеров, — фотограф призывает вновь задуматься о соответствии целей и использованных для их достижения средств. Ведь кто, как не он, знает цену человеческой жизни. В качестве дополнительной информации, хотелось бы сказать, что 13 декабря в Москве пройдет лекция Патрика Бонда, директора Центра изучения гражданского общества при Университете КваЗулу-Наталь, — «Трагедия в Марикане и сырьевое проклятье Южной Африки».

Второй, оставшийся в живых член негласного клуба, португалец Жоао Сильва в 1996 году стал фотографом-фрилансером в New York Times и побывал в большинстве конфликтных зон мира, в том числе и в Грузии во время пятидневной войны с Россией 2008 года. В 2005 году вышла его вторая после «Незримой войны» книга под названием «В компании Бога», фотоистория о мусульманах-шиитах Ирака во время американской оккупации и об установившемся призрачном демократическом режиме. В 2010 году Жоао Сильва потерял обе ноги от взрыва противопехотной мины в Афганистане.

С подачи Десмонда Туту, лауреата Нобелевской премии мира и первого чернокожего епископа ЮАР, новую Южную Африку часто называют «радужной страной», как метафора нового, многонационального общества, которое преодолевает разделения, восходящие к эпохе апартхейда.

Несмотря на многие препятствия и проблемы ЮАР все же сделала огромный шаг вперед на пути к единой нации, когда каждый житель страны сможет считать себя, прежде всего, южноафриканцем. Фотографы из «Бэнг Бэнг Клаба» пожертвовали многим для «радужной нации» своей родины, в том числе и собственные жизни.

(Visited 328 times, 1 visits today)



4 комментария к записи
««Бэнг Бэнг Клаб»»

  1. Vadim:

    У вас лучший блог о фотографии!

  2. Аркадий Богатырёв:

    Спасибо за блог. К сожалению, видя ужасы войны, в газетах и журналах, люди совершенно не знают и не понимают всю тяжесть этой работы-фотожурналист(военный фотограф), и какой ценой иногда достаются эти кадры. Один погиб от шальной пули, другой не выдержал всех переживаний увиденного и покончил собой, третий потерял ноги, делая свою работу, четвертый продолжает ежедневный рассказ о боли других людей, несправедливости. Их надо знать, не только их работы, писать больше, снимать фильмы, пока они есть, пока живы. Это настоящие мужчины с большой буквы. Спасибо еще раз! С Уважением, АркадийБ.

Оставить комментарий